О выставке “Россия. Штрихи к портрету”

Отчет о выставке “Россия. Штрихи к портрету”

Содержание

История (интересная)

Картины участников

История

На прошлой неделе я принял участие в выставке “Россия. Штрихи к портрету”. Выставка прошла в рамках III Международного кинофестиваля имени Саввы Морозова, как часть международного проекта “Палитра реальности – Русский мир”, который делают “Новые передвижники”. Я заинтересовался названием фестиваля, решил поискать о чём оно.

Одна из стен на выставке

Общий вид

Посетители

Так вот, на фото не просто какой-то выставочный зал, а Рогожская слобода. Это действующий центр старообрядцев в Москве, заповедник по статусу. Выглядит как вырезанный из другого времени и перенесенный в сейчас уголок Москвы. Храмы, старинные здания, которых вроде бы и много, а одновременно им и не тесно. Есть в этом пространстве воздух, тишина, и какая-то связь времен что ли.

Так вышло, что в этой выставке символично переплелись события и имена из далекого прошлого.

Династия Морозовых, в честь кото была заложена Саввой Васильевичем Морозовым, крепостным крестьянином. Помимо всего прочего, Морозовы стали коллекционерами, собрав одну из самых великих коллекций в России. Савва Тимофеевич Морозов, потомок первого Саввы, в честь которого назван фестиваль, кажется больше увлекался театром, но наверняка сталкивался с теми самыми, оригинальными передвижниками, в честь которых названы “Новые Передвижники”, что организовали выставку.

Тут я на всякий случай оставлю ремарку, кто такие были передвижники. Это художники, которые отказались писать дипломные работы по правилам Академии художеств. А правила эти были, условно говоря, такими. Надо было написать картину на тему «Пир бога Одина в Валгалле». При этом людей надо было рисовать с лицами и фигурами античных статуй. И в позах античных статуй. Обстановка тоже должна была походить на античную. И чтобы всё выглядело красиво и изящно.

А передвижникам всё это претило. Они жили совсем в другом мире. Они жили в России и видели совсем другую жизнь. Жизнь простых людей, которым они сочувствовали. Они любили родную природу. Они решили изображать не вымышленные сюжеты, а реальную жизнь такой, как она есть. Ради этого они покинули Академию на последнем году обучения.

Передвижники решили попробовать преодолеть расстояние между дворянами и крестьянами, приобщать крестьян к культуре и просвещать их, а также ездить по всей стране с передвижными выставками — за что их и прозвали «Передвижники». Дух бунтарства и связывает их, наверное, с Саввой Морозовым.

Почитайте, что это был за человек, которого прозвали “купеческим воеводою”. Не только он создавал передовые производства в России, но и поддерживал идеи введения демократических свобод с требованиями свободы слова, печати и союзов, всеобщего равноправия, неприкосновенности личности и жилища, обязательного школьного образования, общественного контроля за государственным бюджетом и другое. Неясна причина его смерти, вероятно убийство.

“Максим Горький также указывал: «После смерти Саввы Морозова среди рабочих его фабрики возникла легенда: Савва не помер, вместо него похоронили другого, а он „отказался от богатства и тайно ходит по фабрикам, поучая рабочих уму-разуму“».” – если это правда, то это многое говорит о нём.

Вот ещё очень любопытная заметка о нём и его связях с революцией, прямо детектив. Не знаю, правда, насколько историческая верная.

Из выступлений на фестивале мне запомнилось вот это, где праправнучка Саввы Морозова, Марина Геннадьевна Смольянинова, рассказывает о нём и других Морозовых.

А со старообрядцами Савва Морозов связан и верой и делами. Да и захоронен он там же, на Рогожском кладбище.

Википедия о тех местах:

“В начале 1790-х в Рогожской общине насчитывалось 20 тысяч прихожан, в 1822 г. ― 35 тысяч, в 1825 г. ― 68 тысяч.

 П. И. Богатырев вспоминает:

«Рогожская застава была одною из самых оживлённых застав. Все прилегающие к ней улицы и переулки были сплошь заселены ямским сословием и спокон веков живущими здесь купцами и мещанами. Большинство этих обитателей принадлежало к Православной Старообрядческой вере, сохраняющей обряды со времен крещения Руси. Эта жизнь создала особый быт, выработала свои условия; здесь нравы и обычаи резко отличались от остальной Москвы, особенно от её центра. Пришлый элемент появился здесь только с постройки Нижегородской железной дороги. Новизна, принесенная этими пришельцами, долго не прививалась к старому строю жизни, но в конце концов одолела, и Рогожская, как хранительница старых заветов, рухнула и слилась под давлением духа времени с остальным обществом. Рогожская Палестина велика — в ней в конце шестидесятых годов было пятьдесят две тысячи коренных жителей, девятнадцать церквей и пять монастырей да ещё Рогожское кладбище. Жизнь тогда была здесь замкнутая, постороннему почти невозможно было проникнуть сюда»

В общем, много исторических тем переплелось в тот день. И всё это придало особенный фон пейзажам.

 

Картины

Тут я приведу те, что запомнились мне больше всех, чуть ниже ссылка на полный каталог, там ещё много много интересного.

Павел Гавриченков

Павел Гавриченков, “Натюрморт с гнездом”, оргалит, пастель, 70х70 см

Павел Гавриченков, “Мёд”, оргалит, пастель, 85х90 см

Фото плохо передаёт цвет картины. Её надо видеть вживую.

Две мои любимые работы на экспозиции. Классные сюжеты и исполнение. Я в первую очередь смотрю на цвет в живописи. Вот эти работы, по-моему, отличные по цвету. Кстати, их автор получил приз в номинации “лучший натюрморт”. Я считаю, абсолютно заслужено. Я болел за эти работы. Кстати, обратите внимание, что это пастель.

Facebook, Artlib

Валерий Полотнов

 

Валерий Полотнов, “Город на Белом озере”, холст, масло, 80х120 см.

Валерий Полотнов, “Царицино. Фигурный мост”, холст, масло, 60х80 см.


Валерий Полотнов, “Зима в Нижнем Новгороде”, холст, масло, 60х90 см.

Эти пейзажи мне тоже очень понравились своим колоритом. Такой сдержанный, и очень цельный.

Artlib

Дарья Мусихина


Дарья Мусихина “Мост”, картон, акрил, 26х43 см.

В этой работе мне понравился сюжет или ракурс. И очень классно обощено всё. Несколько пятен, классно нарисованных и здорово подобранных по цвету. И всё понятно и здорово.

Facebook, Artlib

Иван Марков

“Зимний вечер”, холст, масло, 33х45 см.

“Поздняя осень”, холст, масло, 20х30 см.

“Ранняя весна”, холст, масло, 40х60 см.

“Октябрь”, холст, масло, 20х30 см.

В этих работах мне нравится, как чётко схвачено состояние. Ну и цвет, конечно. Без него, состояние, наверное, и не вышло бы.

Facebook, Artnow

Сергей Иванцов

Сергей Иванцов, “Иерусалим”, 2016 г., холст, масло, 90х200 см.

Сергей Иванцов, “Москва. Крыши.”, 2016 г., холст, масло, 90х200 см.

В этих работах здорово воздух передан. Много-много планов, и все потихоньку тонут в водухе.

Facebook

Анжелика Шуст

Графики мне много заприметилось, в том числе акварели. Не знаю правда, можно ли их к графике отнести. Они классные.

Анжелика Шуст, «21 век», 2008 г., бумага, уголь, 50х70 см.

Анжелика Шуст, «На сельском рынке», 2008 г., бумага, смешанная техника, 50х60 см.

Анжелика Шуст, «Продаётся дом», 2008 г., бумага, сепия, 50х60 см.

Facebook, Artnow

Владимир Панин

Владимир Панин, «Соловецкие амбары», 2015 г., бумага, сепия, 30х42см.

Владимир Панин, «Соловецкий мотив», бумага, сепия, 30х42 см.

Facebook

Ольга ЖуравлёваОльга Журавлёва, «Санкт-Петербург. Биржевая линия», бумага, гелевая ручка, 21х29 см.

Ольга Журавлёва, «Санкт-Петербург. Мост Белинского», бумага, гелевая ручка, 21х29 см.

Ольга Журавлёва, «Санкт-Петербург. Троицкий собор», бумага, гелевая ручка, 21х29 см.

Ольга Журавлёва, «Санкт-Петербург. Стрелка Васильевского острова», бумага, гелевая ручка, 21х29 см.

Facebook

Полный каталог работ можно посмотреть тут.

P.S.

Для тех, кто не видел моего предыдущего сообщения и интересуется, что же выставлял я – “Тихий причал”. По ссылке можно прочитать историю его создания.

Картина с рекой "Тихий причал" - пейзаж маслом художника Даниила Белова

Recent Posts

Leave a Comment

Сделать больше уроков?

Чтобы я почаще выпускал новые уроки, поддержите, пожалуйста, проект на Patreon